Шрила Бхакти Ракшак Шридхар Дев-Госвами Махарадж - Отношения с Господом в образе, подобном человеческому, занимают наивысшее положение

inamahatta: веда

Только через служение, только через самопредание мы можем двигаться вверх. Эксплуатация, то есть наслаждение и сухое отречение — эти два принципа являются нашими врагами. Концепция наслаждения, наслаждение означает «эксплуатация», так называемый прогресс. И также дух сухого отречения.

Сухое отречение — это наш величайший враг. Это все вдохновляет в нас такую идею, что мы можем жить независимо, существовать независимо. Мы независимы, но мы не можем быть независимыми. Мы по своему положению являемся слугой слуги. И в этом наше счастье. Мы должны оценить, мы должны понять то, что рабство — это удача. Рабство там — это удача. Вот это является краеугольным камнем. Это очень трудно принять, каким образом рабство может быть приобретением, удачей. Но Кришна настолько велик. Он настолько велик, настолько возвышен, что рабство Ему тоже является чем-то возвышенным и благородным. Он столь благой, столь великий. Если у нас нет такого чувства, мы просто не сможем приблизиться к Нему, обрести какую-либо связь, близкие отношения с Ним. Он пребывает в столь высокой сфере бытия. Его невозможно просто так взять и встретить. Только приняв рабство Ему с чувством близости, рабство с чувством близости, мы можем надеяться войти в ту божественную обитель. Это столь высоко для нас, столь высоко.

Мы должны постараться понять, на самом деле каким образом такое рабство может быть высшим достижением? На основе этого мы постараемся осознать, насколько особое положение занимает Кришна. И там, в том мире все спонтанно. Там все проникнуто радостью. Сама атмосфера там проникнута радостью. Если так или иначе нам посчастливиться войти в ту атмосферу, в тот мир, мы не можем не быть счастливыми. Мы не можем не обладать там высшим пониманием, высшим чувством, высшей концепцией. Это будет очевидно для нас. Это будет ясно, как день. Таков тот мир. Если там рабство является высочайшим достижением, насколько же высока та обитель? Мы должны задуматься над этим. Какая невообразимо возвышенная жизнь возможна там. Красота, очарование, любовь. И в то же время это взаимозависимо. Насколько мы предаемся Кришне, точно также Кришна в ответ отдает Себя нам.

Мы — ограниченные. Отдаем всего себя. А безграничное, то есть Господь, если Он отдаст нам лишь малую частицу Себя, этого будет более чем достаточно. Мы не сможем в себя этого вместить. Поэтому возможность обрести отношения того мира, давать и принимать, возможность оказаться в том мире, насколько это желанно? Какая это удача? Турья кришна наи сеи сам самбандха. Существуют другие образы Кришны, Его воплощения, которые более или менее заняты административной деятельностью или здесь, в этом мире майи, или на Вайкунтхе также. Но турья-Кришна, высший образ Господа — Кришна не имеет никаких обязанностей. Он всегда свободен, Он всегда наслаждается. И Он не имеет какой-то определенной цели. Он гуляет там, в том мире согласно Своей сладостной воле. Он так свободен. И в Нем такой темперамент — гуляки, развлекающегося, свободный темперамент. Сладкая Его воля свободно играет там. Его воля очень легко может даровать все, что угодно.

Сварупа Дамодар и Шривас Пандит однажды в день Хера Панчами в Джаганнатха Пури имели беседу. Шривас Пандит отстаивал аспект Вайкунтхи, Лакшмидеви. Он был сторонником Лакшмидеви. Такая роскошь, такая величественная красота Вайкунтхи. И он сравнивал Вайкунтху с Вриндаваном. Он говорил: «Ну что там, во Вриндаване? Там какие-то цветы, растения и иногда можно увидеть хвосты павлинов. Ну и что?» Сварупа Дамодар не мог этого выносить. Он не мог это слушать.

Он говорил: «Шривас, ты разве не помнишь? У тебя есть какая-то связь с Вриндаваном, с той вриндаванской атмосферой, ведь ты же Нарада во Вриндаване. Разве ты не знаешь? Ты являешься во Вриндаване как Нарада. Разве ты не помнишь это? Там, на Вайкунтхе кому-то может надоесть это великолепие, пышность. Он может необычайно устать от постоянного пребывания среди такого великолепия, айшварьи. Но во Вриндаване все наполнено такой простотой, таким смирением. Вриндаван — это место для самых возвышенных, осознавших себя душ. И описывается, что все, что необходимо, это все стремительно появляется как из-под земли и предоставляет свои услуги. Там повсюду калпатару (деревья желаний), все там исполняет желания. И камадхену (божественные коровы) тот час же дают то, что необходимо. Но там все естественным образом чувствуют естественным образом довольно сильное отвращение к роскоши и великолепию, а также к тщеславию, которое присуще этому великолепию.

кришнера йатека кхела
сарвоттама нара-лила
нара-вапу тахара сварупа

Это пракрита кевала, кевала, апракрита — высший уровень существования. Апракрита — высший уровень бытия. Концепция апракрита.

кришнера йатека кхела
сарвоттама нара-лила
нара-вапу тахара сварупа
Из всего проявления, из всех проявлений абсолютного блага и абсолютной красоты Его игры в этом человеческом образе являются самыми высшими и самыми прекрасными. Нара-вапу тахара сварупа. И эта Его лила включает в себя все. Ее вместимость не имеет пределов. Его лила всеобъемлющая. Даже то, что в этом мире считается грехом и достойно порицания, это тоже входит в ту сферу Его высших игр. Ничто не оставлено за пределами. И в этом проявляется еще большая красота. Ведь это имеет соприкосновение с высшим. То, что мы считаем здесь презренным, низким, то, что мы привыкли осуждать, относиться к этому с презрением и апатией, это тоже находится там в такой прекрасной гармонии со всем остальным.

Там (в мире той лилы) невозможно отвержение чего-либо. Это полностью совершенная игра со всеми декорациями и со всеми оттенками, проявленными в крайней степени. Воровство, драки, ссоры — все эти по нашему представлению мирские и достойные порицания вещи пребывают там в столь прекрасной гармонии. Поэтому гармония там проявлена там в своей самой глубинной сути. Она может там вместить и примирить все. Там все столь сладостно и красиво, глубочайшее влияние или глубочайшая красота, которую мы только можем себе представить, делает все эти вещи более красивыми, более привлекательными, более могущественными, более действенными, более качественными. Только влияние этой высшей красоты может сделать все эти казалось бы низшего рода вещи частью той игры для еще большей красоты. Там все прекрасно. Это даже еще красивее, еще прекрасней, что мой Господь ворует, что Он ссорится с кем-то, что Он совершает столько казалось бы неприглядных поступков. Он веселится, Он так наслаждается этим. Он наслаждается этим.

И все эти неприглядные вещи, которые могут здесь в этом мире увести меня от осознания Господа, там они имеют место, имеют пользу. И мне некуда убежать от этого. Куда я убегу? Нужно просто прийти в соприкосновение со всем этим, как оно есть в том мире. Здесь я должен оставить все это, но там все это будет напоминать мне о моем Господе, о моем Господине. Столь совершенным, самым исчерпывающим образом типично представлены там. Самым исчерпывающим образом с какой-то целью красота проявилась там до такой крайней степени, что там она внимает все и вся, включает в себя все и вся и поэтому нам некуда убежать оттуда куда-то в другое место. Если мы хотим отвлечься куда-то, это невозможно. Мы пойманы, полностью совершенно пойманы. Все наше существо захвачено этим, полностью захвачено — никуда не уйти.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.